Литературный сайт членов союза писателей России
Анатолия и Фаины Игнатьевых

 
Старый Посад » Последние публикации на сайте

Светлые воды Оки

Наш пароход шёл сквозь полусумрак короткой июньской ночи. Солнце, едва скрывшись за горизонтом, уже снова готовилось  взойти. Тишина и безветрие стояли необыкновенные. Ровная,  как лёд, гладь реки казалась настолько твёрдой и прочной, что так и подмывало спрыгнуть с палубы и пойти навстречу новой заре, желтоватым кружочком уже обозначившейся на востоке.                         

Сенокос

После Троицы выкшане подымались на сенокос. Он разворачивался по правому берегу Ксёгжи – на Валах, на Машках, в Кочках. К сенокосу в Выкше готовились, как к празднику. Приберегали крепкие харчи – пшено, коровье масло, яйца, а рачительные хозяева коптили над челом ломти свинины.

 

Речка Ксегжа

Речка Ксёгжа в своём среднем течении словно заварена крепким чаем. Это оттого, что она, извилисто-прихотливая, долго бродит по торфянистым низинам, окрашивая свои неглубокие воды коричневым колером. Потом, выбравшись из сырого, непролазного, повитого хмелем, мелколесья, речка, подпитываемая ручьями, сбегающими с высокого левого берега и освещаемая солнцем, растворяет свой чайный цвет и становится светлой и ласковой.

Глава 4 из романа "На стыке времени"

В начале зимы 1429 года к Галичу пришли  татары, город не взяли, но разграбили и пожгли множество деревень и городков в округе. Москва сначала на действия татар никак не отреагировала, и Юрий Дмитриевич подозревал, что это нападение не обошлось без участия Софьи Витовтовны.

Глава 1 и 2 из романа "На стыке времени"

Когда в едином государстве появляется много людей, жаждущих власти, тем более  имеющих уже какую-то власть, то между ними начинается борьба, в результате которой приходит или диктатор, начисто сметающий со своего пути всех соперников, или страна разваливается, а её отколовшиеся куски  становятся лёгкой добычей более зубастых империй.

Мещёра

Девушка с парнем в длинных из грубой серой ткани рубахах, по талии подхваченных кожаными поясами,  вышли из дубовой рощи и остановились на краю обширной луговины.


Новость отредактировал: Анатолий - 12-01-2013, 22:04

Геннадий Морозов Воспоминания о третьей школе

Спряженья, формулы, глаголы,

Кружки, экзаменов страда...

Ах, третья школа, третья школа –

Пятидесятые года!

Дмитрий Митин Поэту можно всё простить

Поэту можно всё простить – он аномален…

Пусть выше, ниже, вкривь и вкось живёт,

Как много снега намело...

Как много снега намело…

Он покрывалом лёг под окна,

Именины

В эту зиму в январе

много снегу во дворе.

А сорока Нина

справляет именины.