Литературный сайт членов союза писателей России
Анатолия и Фаины Игнатьевых

 
Старый Посад » Клуб Литературные субботы » Геннадий Морозов Воспоминания о третьей школе

Геннадий Морозов Воспоминания о третьей школе

Спряженья, формулы, глаголы,

Кружки, экзаменов страда...

Ах, третья школа, третья школа –

Пятидесятые года!

Тревожно в мире, трудно с хлебом.

В глазах темнеет белый свет.

Пришли газеты... Черным крепом

Обтянут сталинский портрет.

 

Уходит вождь на вечный отдых...

А у природы тыщу дел!

Одно из них – согреть бы воздух,

Уж больно он заледенел!

Не сразу дунул теплый ветер,

Еще держались холода,

Еще в оттаявшем кювете

Смерзалась талая вода.

 

Но как-то раз шагая в школу

Еще заснеженным прудом –

Услышал воду – балаболу,

Что бормотала подо льдом.

Но вот наш класс простился с мартом...

Ах, как за окнами синё!

Ах, как тепла родная парта!

Сосною веет от неё.

 

В леске скворцов цвикочет стайка...

Ясней на свете нет деньков.

И любит взбалмошную Ляльку

Белёсый Ваня Суменков.

А у меня девчонки нету.

Любить – не выпадала честь.

Есть, правда, Кадыркова Света,

Но и у Светы кто-то есть.

 

О, школьницы, девчонки наши,

Мы были с вами не смелы.

Ах, знали б Светы и Наташи,

Как чувства наши тяжелы!

Казалось - вся судьба на карте...

И ненавистен был апрель,

Когда товарищ мой по парте

Нёс лялькин старенький портфель.

 

А я всё думал о задачках,

Решенных с помощью дружков,

О том, как дрался на кулачках.

Не дрогнул, Колька Тукмаков!

К ученью были мы не глухи.

И даже шла о нас молва:

«У них, должно быть, с голодухи

Умнее «варит» голова».

 

И я, как сын земли  рязанской,

Скажу сегодня не тая –

Тумасовой и  Розбианской,

Как матерям обязан я.

И хоть становимся всё старше,

Но позабыть мы не смогли,

Как вы домой тетрадки наши

В портфелях бережно несли.

 

А дома вдумчиво читали

И разгибали уголки.

И кем бы в жизни мы ни стали –

Всё те же мы, ученики.

И если духом я нищаю,

А в дом врывается беда,

Терплю! Но память обращаю

В пятидесятые года.

 

И вот оттуда словно брату

Сочувствуя, а не грубя

Кричит мне мальчик конопатый:

«Мне нынче стыдно за тебя!

Ты предаёшь моё доверье,

Не малодушничай, терпи.

Открой друзьям пошире двери,

А дух свой клятвой укрепи,

 

Той, что с тобой давали в школе,

А сочиняли в лебеде:

«Да если   землю гром расколет -

Огонь запляшет на воде!»

О, мальчик рыженький, бесстрашный.

Я пред тобой держу ответ

За честь свою, за школу нашу,

Где я учился столько лет!

 

Я этой жизнью тёртый, мятый

Не прекратил с ней трудный спор.

Спасибо, мальчик конопатый

За откровенный разговор.

Быть может будешь трижды битый –

Не мсти заклятому врагу.

Лишь клятву школьную шепни ты,

Она ответит: «Помогу!»

 

От светлой, чистой клятвы этой

Ты в этот миг не откажись.

Подобно проблеску рассвета

Она твою поддержит жизнь.

Ты мне твердишь: «Да не юли ты!

В душе обиды не таи,

А если что, то на защиту

Придут учителя твои!»

 

И даже взбалмошная Лялька,

Припомнив давние года,

Начнёт пытать: «А ну, узнай-ка,

Кого любила я тогда?»

И буду я обескуражен.

И закружится голова...

Оставьте нас, пусть Лялька скажет

Те, сокровенные, слова.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.